проза жизни

Другая страна [litres]

От строк этой книги бьет током… Роман бьется и пульсирует, как живой организм. А иначе и быть не может. Ведь вы оказались в «другой стране».

Шура. Париж 1924 – 1926 [litres]

В третьем романе из исторического цикла о Курте Сеите и Шуре Верженской турецкая писательница погружает читателя в жизнь декадентского и эмигрантского Парижа двадцатых годов

Все еще Элис [litres]

Элис, профессор лингвистики в Гарварде, сделала блестящую карьеру, пользуется уважением коллег и студентов. Кроме того, она любящая жена и мать троих взрослых детей.

Иегуда Галеви – об изгнании и о себе [litres]

О Дине Ратнер, писателе, докторе философии, можно сказать, что она, подобно другим прозаикам, всю жизнь пишет одну книгу.

Новая Афи [litres]

Выбор книжного клуба Риз Уизерспун.

Новые волны [litres]

Лукас и Марго сыты своим жалким существованием по самое горло.

Истории, рассказанные Луне [litres]

Хрупкость человеческого существования, неумолимая скоротечность отведенного каждому из нас земного времени, невозможность проникнуть во внутренний мир другого человека и его

Звериное царство [litres]

Грязная земля прилипает к ботинкам, в воздухе животный запах фермы, владеет которой почти век одна семья.

Страницы

X