альтернативная история

Эпохи холст – багряной кистью [litres]

Как правило, планы, составленные на бумаге в штабах, сталкиваясь с реальностью, никогда не срабатывают так, как задумывались.

Остров Крым. В поисках жанра. Золотая наша Железка [сборник litres]

В эту книгу вошел один из самых знаменитых романов Василия Аксенова, впервые увидевший свет в самиздате.

Моя страна - прежде всего! [СИ]

Два попаданца — немецкий националист и российский патриот. Погибли в нашем мире, защищая женщину и оказались в гитлеровской Германии, в 1940 году.

Испытание для победителя [litres]

Теперь Саня Громов уже не одинокий попаданец, а правитель огромной державы Селевкидов. Ему приходится разбираться с разными проблемами этой страны.

Князь Благовещенский: Князь Благовещенский. Наместник. Пророк [сборник litres]

Этот мир практически не отличается от нашего. На берегу Амура стоит город Благовещенск, а по другую сторону реки раскинулся китайский Хэйхэ.

Честь и кровь [litres]

На первый взгляд дела вроде бы идут нормально, но чутье не дает покоя, и Елисей снова ввязывается в противостояние государственных разведок.

От Карпат до Амура [litres]

Революция в России, к огорчению всей Европы, не состоялась.

Еще один шанс: Еще один шанс. Дикая война. И один в тайге воин [сборник litres]

В свои шестнадцать он прославился на всю округу как лучший следопыт. А ещё как механик-самородок, умеющий придумывать новые машины.

Постмодернистские игры вокруг нацизма и коммунизма [размышления над фантастическими романами 2013—2015 годов]

«…«драйвером» развития фантастики, посвященной реальным историческим событиям и прошлым эпохам русской истории, всегда была пусть косвенная, но легко просматриваемая св

Год 1914-й. До первого листопада [СИ litres]

Лето четырнадцатого года, канун Первой Мировой Войны.

Страницы

X